Внешняя политика России: выглядит сильно, но такова ли внутри?

Статьи о форексе

Ликующие толпы махали российскими флагами; возвращающиеся домой летчики получали свежеиспеченный хлеб из рук женщин в национальной одежде. Судя по ТВ картинке, Владимир Путин на этой неделе одержал знаменитую победу в Сирии.

внешняя политики России
После его неожиданного заявления о том, что кампания закончилась, Путин требует прекращении огня и начале мирных переговоров. Он показал свои силы и, не обращая внимания на жизни гражданских лиц, спас режим своего союзника Башара аль-Асада (хотя сам Асад все еще может оказаться не у дел). У него есть «вооруженные» беженцы, которые были разбросаны по всей Европе среди врагов России. И он перехитрил Барака Обаму, который так и не осознал чудовищность сирийской гражданской войны и угрозы, которую она представляет для союзников Америки на Ближнем Востоке и в Европе.

Присмотритесь, и вы увидите, что «победа» России весьма сомнительна. Исламское государство никуда не делось. Перемирие хрупко. Даже оптимисты сомневаются, что дипломатия в Женеве будет увенчается успехом. Самое главное, г-н Путин исчерпал лимит столь важного инструмента, как пропаганда. Президент России сформировал волнующие образы войны, чтобы убедить своих граждан, что Россия вновь стала великой державой, сначала в Украине и позднее в небе над Алеппо. Самый большой и главный вопрос для Запада: куда теперь устремится взгляд внешней политики России?

Сделать Россию великой снова

Путинская Россия является более хрупкой, чем пытается выглядеть. Экономика терпит неудачи. Рост цен на нефть после 2000 года, когда г-н Путин впервые стал президентом, свалил на российских властей $1,1 трлн. незапланированных доходов от экспорта, которыми можно было распоряжаться, как угодно. Но цены на нефть обрушились на 75% от своего пика. Санкции еще больше затянули пояса из-за санкций, наложенных после вторжения на Украину. Уровень жизни падал в течение последних двух лет, и по-прежнему продолжает снижение. Средняя зарплата в январе 2014 года составляла $850 в месяц; через год она составляла уже $450.

Путин начал терять власть еще до начала экономического коллапса. Многие россияне вышли на улицы зимой 2011-2012 с требованием, чтобы их страна стала современным государством с возможностью оспаривать выборы. Г-н Путин ответил аннексией Крыма, и пообещал восстановить величие русского мира после того, как назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой» 20-го века. Первой частью его была модернизация вооруженных сил, под которую было выделено $720 миллиардов в 2010 году; второй частью давление на СМИ, чтобы превратить Россию в крепость против враждебного Запада; и третьей частью – вмешательство в международные процессы.

Своими действиями в Украине и Сирии, Путин пытается сделать вид, что Россия является равным соперником Америке. Это тема популярна не только среди простых россиян, но также содержит серьезный месседж. Путин опасается, что Россия в своем ослабленном состоянии может быть уязвимой к внешнему влиянию, в частности он, вероятно, видит риски со стороны Америки, целью которой является подрыв режимов и навязывание универсальной демократии. В Украине и в Сирии, по его мнению, Америка опрометчиво призвала к свержению правительства, которое оказалось не в состоянии сдержать хаос, который следовал с ревалюциями. Он вмешался отчасти потому, что он боится, что эти революции и их успех по свержению режима может повториться и в России.

До сих пор его планы работали. Обманутые прокремлевскими СМИ, рядовые россияне были готовы жертвовать материальным комфортом ради национальной гордости. Рейтинг популярности Путина остается выше 80%, что намного выше, чем у большинства западных лидеров. Но данный авантюризм скоро пойдет на спад. С октября прошлого года доля избирателей, которые считают, что страна движется в правильном направлении, сократилась с 61% до 51%. Россияне устали от Украины; теперь Сирия достигла своего пика. Рано или поздно, видео камеры телеканалов вновь проголодаются, а Украина затаила дыхание.

Что это значит для Запада? До сих пор Америка, как минимум, неправильно понимала и действия Путина. Осенью Обама говорил, что Сирия станет «русским кошмаром». Выступая в Атлантике в последнее время, он утверждал, что демонстрация агрессивной силы России — это признак слабости. Это верно, но не потому, что г-н Путин не может достичь своих внешнеполитических целей путем убеждения, как предполагает Барак Обама. По мнению президента РФ, военные действия являются самоцелью. Ему нужны кадры военных самолетов, чтобы заполнить новостные эфиры. Не будет кошмара в Сирии т.к. России не особо интересны вопросы сирийцев и местного режима.

Г-н Обама считает, что Россию следует оставить в покое, и она сама столкнется с неизбежным упадком. Обама считает, что Путин, как капризный ребенок награжден излишним вниманием со стороны Америки. Тем не менее, Сирия показывает, что как только Америка отходит от дел и отдает бразды правление государственного строительства местным лидерам, вакуум влияния моментально заполняется то Ираном, то ИГ, то Россией, которую Сирия интересует только в контексте картинки военной мощи для телевидения.

Киев, держись!

Самым большим тестом станет Украина — фокус российского внимания, а также страна, которая достаточно похожа на саму Россию. Если Украина сможет стать успешным европейским государством, она покажет россиянам, что у них есть путь к либеральной демократии. Если же, наоборот, Украина потерпит неудачу, это усилит аргументы Кремля, что Россия принадлежит к своему собственному ортодоксальному миру, и что либеральная демократия тут не работает.

Увы, но Америка и ЕС устали от Киева. Вместо того, чтобы делать все, что в их силах, чтобы помочь Украине, они ожидают, что украинские политики, чтобы доказать, что они способны реформы, будут сами чего-то добиваться. Это глубочайшая ошибка. Они должны оказывать финансовую помощь и технические консультации. Они должны помочь искоренить коррупцию. И они должны быть терпеливыми.
В конце концов, глубокий экономический спад в России ограничит ее агрессию. Тем временем с ядерным оружием в охапку Путин пытается взвалить на свои плечи ту сферу влияния, которой обладал СССР на международной арене. В последний год правления Обамы на посту президента США, президент РФ Владимир Путин окрыленный сирийским успехом может потрепать нервы Европе и Америке снова.

Источник: The Economist

0 комментариев

Оставить комментарий